Meloman.kz / Книжные новости Дата: 23 июля 2014 | Просмотров: 1568
 
 

По образу и подобию, или 9 прототипов литературных персонажей

Aa Aa
Представьте себе, как было бы здорово, если б Шерлок Холмс или Джеймс Бонд были реальными! И как было бы ужасно, существуй на самом деле Дракула или Парфюмер… . В нашем новом материале — 9 примеров на грани истории и литературы.

 Давайте попробуем разобраться, где правда, а где вымысел. Не так уж редко писатели вдохновляются образом реально существующего человека, а потом филигранно вписывают его черты в образ создаваемого персонажа или наделяют «слепок» с прототипа иными, но порой узнаваемыми между строк качествами. Кто есть кто в мировой литературе?

Джеймс Бонд Яна Флеминга

У почти фантастического шпиона с четкими алкогольными предпочтениями, обширной коллекцией костюмов и впечатляющей личной жизнью есть вполне реальный прообраз, точнее полтора. Исследователи творчества Флеминга находили не один возможный прототип агента М16, но вероятнее всего основным среди них стал некий Сидней Рейли, урожденный Соломон Розенблюм, агент британской разведки родом из Одессы. Рейли инсценировал собственную гибель перед отъездом в Британию, участвовал в ряде опасных операций, умел перевоплощаться, обладал знаниями в самых разных областях и по слухам был казнен в СССР, но вроде как избежал казни и позже сам выбросился из окна. А вот знаменитый позывной и порядковый номер Джеймса Бонда007— был позаимствован из подписи еще одного английского шпиона, Джона Ди. Тот адресовал послания королеве с глифом в виде двух нулей и скобки, похожей на цифру 7. В узнаваемом образе Бонда сплелись также и черты многих других шпионов, известных и не очень, а еще и самого Яна Флеминга. Его герой, как и сам писатель, предпочитал кофе, яичницу и рубашки с коротким рукавом.

Шерлок Холмс Артура Конан-Дойла

У «настоящего» Холмса, точнее его прообраза, не было ни двухкозырки, ни выраженных надбровных дуг, зато были незаурядные диагностические способности и увлечение дедуктивным методом. Его звали Джозеф Белл и он был блестящим хирургом и по совместительству другом Дойла. Сам Белл с интересом следил за публикациями рассказов и повестей и развитием судьбы и образа сыщика, ставшего для многих любимым персонажем детективных историй. Белл не раз адресовал Дойлу ремарки о том, что недюжинные криминалистические способности его самого делают Холмсом почище его вдохновителя. Читателю же понятно, что писатель ассоциировал себя скорее с компаньоном Холмса, доктором Джоном Уотсоном, решившим прославить расследования соседа и друга вопреки газетным сводкам.

Эркюль Пуаро Агаты Кристи 

Не так давно прообраз нашелся и у чопорного модника-бельгийца с лихо закрученными усами и крошечной бутоньеркой, Эркюля Пуаро. В возрасте 24 лет на курортном отдыхе Агата Кристи повстречала некоего Жака, жандарма из Бельгии. Вроде бы, и квартировался этот жандарм на одной улице с Кристи. Все эти подробности совершенно случайно всплыли наружу, когда некий бывший военный Майкл Клэпп изучал собственную генеалогию и наткнулся на упоминание Жака Орне. Сама писательница никогда не упоминала о том, что у ее персонажа был прототип, но найденное фото жандарма, носившего франтоватые усы, моментально будит в памяти описание знаменитого частного сыщика.

Барон Мюнхгаузен Эриха Распе

Барон с таким именем и правда существовал! Жил он в маленьком городке Боденвердере близ Ганновера, был женат на Якобине фон Дунтен и до того, как начать вести оседлый образ жизни в родном городе, прослужил 10 лет при российском дворе и отбыл со службы в чине ротмистра. Его полнее имя звучало как Карл Фридрих Иероним фон Мюнхгаузен и был он известным острословом, любителем рассказать гостям истории и небылицы, ценителем хорошей кухни. Еще были якобы найдены анекдтотические рассказы, вышедшие из-под пера барона … Так что, Эрих Распе не так уж много сочинил в образе своего героя.

Дракула Брэма Стокера

Прототип коварного и ужасного графа-вампира Дракулы, чей образ принес Брэму Стокеру всемирную популярность, наверное, самых известный из всех литературных прообразов. Им был Влад Цепеш, румынский князь, господарь Валахии середины XV века, ветеран Турецкой войны. Влад III был известен своим крутым нравом и жестокостью: расследуя убийство своих отца и брата, казнил несколько десятков бояр, а в бою был неумолим и суров. Прозвище Цепеш (Колосажатель) получил то ли от многочисленных казней подданных в виде посажения их на кол, то ли потому, что в бою «нанизывал» своих врагов на копье по 2-3 штуки. Второе его прозвище — Дракул (буквально Дракон) — произошло от символа дракона, который носили на одежде в его роду в знак принадлежности к Ордену святого Георгия. Демонизация Стокером образа князя базируется, скорее всего, на легенде о том, что после смерти Влад III стал вампиром.

Трое в лодке Джерома Клапки Джерома

Все трое, не считая той самой собаки, это сам Джером Клапка Джером и двое его друзей — Карл Хенштель и Джордж Уингрейв. Нам они известны под именами Джей, Джордж и Уильям Сэмюэль Гаррис; с Хенштелем (Гаррисом) Клапка познакомился в театре на волне их общего им увлечения, а с Уингрейвом (Джорджем) Джером снимал квартиру, как когда-то двое компаньонов на Бейкер-стрит 221b. Втроем они и правда нередко путешествовали на лодке, как и их литературные герои. К слову, Джером совсем не собирался писать юмористическую повесть, она вышла как-то … сама собой. Ну а что же Монмаранси? А вот в реальности озорной пес «материализовался» несколько позже и звали его Джимом. Он, разумеется, был фокстерьером. А вот характер Монмаранси Джером во многом писал с себя. Наверное, поэтому пес и вышел таким живым и настоящим.


 

Пиноккио Карло Коллоди

Это кажется почти фантастикой, но деревянный человечек существовал в реальности и имел ряд сходств с книжным персонажем Коллоди. Пиноккио Санчес был современником писателя, отслужил в армии несмотря на то, что уродился карликом, но однажды во время учений в горах сорвался, получил серьезные травмы и остался без ног и без носа. Мастер по дереву по имени Карло Бестульджи сработал травмированному солдату протезы ног и носа, но по возвращению из армии Санчес оказался бедняком и едва сводил концы с концами. Тогда его и приняли на службу в цирк, где он впоследствии погиб, совершая опасный трюк. По иронии судьбы Пиноккио Санчес был похоронен совсем рядом с Карло Лоренцини-Коллоди, так и узнали потомки о его существовании. Прямых свидетельств тому, что именно служивый карлик стал прототипом сказочного деревянного человечка нет, но, согласитесь, многовато совпадений для чистой случайности.

Жан-Батист Гренуй Патрика Зюскинда  

Известный испанский маньяк Мануэль Бланко Ромасанта, чья история повторялась в литературе неоднократно («Человек-волк» Альфредо Конде, «Легенда об Уленшпигеле» Шарля де Костера и др.) , стал частичным прототипом и для парфюмера Гренуя, прославившего Патрика Зюскинда на весь мир. Ромасанта так же был серийным убийцей, чьими жертвами становились молодые женщины и дети. Они бесследно исчезали с улиц Оренсе, а потом Ромасанта продавал одежду и человеческий жир аптекарям, для варки мыла. Возможно история первого испанского психопата не оставила бы такого заметного следа в истории, если б ему не удавалось несколько раз избегать смертной казни, объясняя свои мотивы тем, что всему виной проклятие, превращающее его в волка. Схож в историях Гренуя и Ромасанты скорее финал. Они оба исчезли с лица земли … . Гренуя поглотила влюбленная в запах толпа, а «обортня» просто след простыл, вероятно, после побега из тюрьмы.

Мушкетеры Александра Дюма

Д’Артаньянов во французской истории было больше десятка, а тот, чей образ, вероятно и стал отправной точкой для Дюма старшего, все же немного отличался от своего литературного брата. Жил он несколько позже описываемых в первой книге событий — уже во времена Мазарини, правда, все же был гасконцем из бедной семьи и правда имел касательство к придворным интригам и тайнам и, разумеется, делам амурным. Гасконцы гордятся именем своего увековеченного в истории и литературе земляка, даже поставили ему большой и довольно помпезный памятник. Кстати, реальные прообразы есть и у друзей мушкетера, Атоса, Портоса и Арамиса. В их случае истории чуть более прозаичны, хотя не менее реальны. С одной поправкой — в реальности жили они все в разное время, в разных местах, потому познакомиться смогли только на страницах бессмертного романа… .


« «Рестарт. Как прожить много жизней» Ирины Хакамады 5 фактов о Владимире Маяковском »


Рейтинг
  • 0

Чтобы поставить рейтинг вы должны войти или зарегистрироваться

Комментарии (1)

Написать новый комментарий | Обновить комментарии

Загрузка комментариев...
 
     


Сегодня в кино
Трейлеры
Прайс-лист

Выбор категории:

Скачать прайс-лист



 

 

 

 

 

 

Обратная связь © 1987—2018 Группа компаний «Меломан»